Flash: Человек — швейцарский нож (Swiss army man)

Гарри Поттер и некрофилическая гомоебля.

Очевидно, снимая «Швейцарский нож» авторы руководствовались принципом: «Когда чего-то на экране слишком много, зритель перестаёт это „что-то“ воспринимать». Много насилия — перестаёт восприниматься как насилие. Много секса и обнажёнки — перестаёт восприниматься, как нечто интимное. В случае с «Ножом» — много омерзения.

В фильме омерзение вызывает абсолютно всё, каждый кадр. В череде кадров, как на карусели крутятся: разложение, пердёж, говно, блевота, ссаньё, мёртвая волосатая жопа, дрочка, дрочка «воображая маму», эрекция, кровь. На фоне этого разворачивается некрофильская гей-драма (есусе!). Омерзительно происходящее, омерзителен труп, омерзителен главный герой (он — самое мерзкое, что тут есть вообще), омерзительна музыка. Если это непрерывное кваканье можно назвать музыкой.

Как всё это объяснить тому, кто ещё не смотрел (счастливчик! есть шанс, что и не посмотрит)? Ну, в фильме есть сцена, где главный герой выжимает воду из трупа и… пьёт её. Это не самое омерзительное, что тут покажут. Понятно? Вижу, что понятно.

В конечном итоге, весь этот «рвотный парад» пытается донести идею: мол, в обществе существует так много табу, что человек чувствует себя в окружении запретов как слон в посудной лавке — как ни повернись, какой-нибудь да зацепишь. Боясь нарушить табу, человек замыкается в своём одиночестве. В результате — весь мир одинок и боится сам себя. Мысль, признаться, так себе.

Заключительная сцена делится на две части. С одной стороны — отбросивший табу и ставший счастливым герой. С другой — нормальное общество. Зрителя словно приглашают выбрать лагерь. Зритель остаётся в лагере нормальных. Не убедили.

Сами свои трупы ебите, грязные пидорасы.

If you found an error, highlight it and press Shift + Enter or click here to inform us.