Deadpool: самый печальный кинокомикс

Давайте сразу возьмём быка за яйца, без лишних прелюдий. Сольный фильм Дэдпула попадает в оригинального персонажа ровно в одной плоскости, раскиданной на несколько моментов. И именно в эти моменты в переполненном зале ты, скорее всего, будешь бесконечно один.

У болтливого наёмника есть две составляющие успеха, и до экрана в целости донесли только одну: Дэдпул — это сам читатель комикса. Авторы книг-с-картинками могут сколько угодно рассуждать о спайдерменском «с великой силой приходит великая ответственность», о бэтменском «не убий» и так далее. Но если человек читает супергеройский комикс, то он нет-нет да и задумается над вопросом: «А что с такой силой бы делал я?». И тут геройские принципы уступают дорогу кидалтским мечтам: украсть миллион, неделю беспробудно жрать пиццу и купить статую Супермена в полный рост за три тысячи баксов. Примерно то, что постоянно делает Дэдпул.

Он, как антигерой-кидалт, — зеркало, в котором читатель видит самого себя. Он делает не то, что положено делать супергероям, а то, что лично ему захотелось в данный момент. Без оглядки на моральные принципы и нравоучения. Согласитесь, с такими выходными данными сложно не стать успешным. На экран подобное тоже переносится легко: самое сложно здесь — убедить продюсеров (и видят боги, сольному фильму про Дэдпула пришлось пройти через настоящий продюсерский ад).

Вторая слагающая успеха: комиксы о Дэдпуле — остроумная деконструкция самого комикса как культурного явления (тут важно не путать с тем, что делал Алан Мур в Watchmen: он деконструировал не столько комикс в целом, сколько супергероику как его жанр). Дэдпул выступает в роли безумного трикстера, основа шарма которого (а какой трикстер без шарма?) — в сплаве текста и рисунка. А результат деятельности — «плавающее повествование».

мозг

В случае с Дэдпулом нет и не может быть ничего определённого. У него может быть история персонажа, в ней может быть невероятная драма. У него могут быть определённые взгляды на вещи. А может и не быть — причём уже на следующей странице. Читая комиксы о нём, ты никогда не уверен, что же тут истинно и ложится в, условно говоря, «канон». На протяжении нескольких выпусков тебе могут рассказывать складную историю, а потом просто перечеркнуть всё, сказав что это был бред воспалённого сознания.

Дэдпул как характер аморфен. Он не просто ломает четвёртую стену, обращаясь напрямую к читателю, он не просто пытается выбраться на соседнюю картинку, он не просто издевается над комиксными штампами — он, что куда важнее, ускользает от вообще любых жанровых клише, по которым в сценарном ремесле строятся классические сюжеты.

Фильм очень — подчёркиваю: очень — упрощает персонажа. Вместо психопата с «растроением» личности и постоянного уклонения от хоть какой-то законченной формы, мы-таки получили стандартного героя с лав-стори и драматической судьбинушкой и действием в рамках «спасение дамы сердца из лап злодея». Никаких внезапных поворотов в финале, в духе: «Ладно, наврал я, не было никакой девушки», не будет. Клише останется клише. И то, что оно завёрнуто в плёнку смешной скабрезности, не меняет его сути. К оригинальному персонажу всё это не ближе, чем вариант оного из фильма про Росомаху. Вместо тонкого стёба «для тех, кто в теме» появился «Американский пирог».

муви

Спору нет: лёгкость и пошлость выгодно отличают фильм от всей линейки кинокомиксов за всю их недлинную историю. Но «тот самый Дэдпул» в фильме остался лишь в виде тонкой прослойки. И эта прослойка — лучшее, что в нём есть. Не найдя в себе желания перенести персонажа на экран целиком, сценаристы всё-таки сохранили элемент деконструкции. Логично переключив её фокус на «супергеройское кино».

Дэдпул шутит о Лайаме Нисоне. В кадре мелькает игрушка в виде Дэдпула из «Росомахи» (фильм, едва не поставивший крест на болтливом наёмнике в экранизациях комиксов), а самому ему обещают зашить рот (отсылка к тому же фильму). Из открытого бумажника выглядывает фото с Зелёным Фонарём (ещё одна провальная супергеройская роль Рейнольдса). Дэдпул шутит о том, что из всей когорты Людей-Икс его фильму досталась парочка самых невостребованных. И так далее. Эти моменты проскакивают, как крохотные искры радости.

Эти шутки оправдывают фильм в твоих глазах и автоматически отбивают стоимость билета. Но толпе, сидящей в зале, шутки про дырку в жопе кажутся смешнее — а вот в эти моменты смех стихает. Никто не только не понял шутки. Никто не понял, что здесь вообще сейчас была шутка. Ты смеёшься один.

новички

Фильм ценят за смешную пошлость. Ценят за экшен (тут надо отдать должное: фильм снят на 58 миллионов долларов, сильно не разгуляешься — и больших экшен-сцен тут всего две; но они так умело раскиданы по хронометражу, что весь фильм кажется перенасыщенным действием). А вот то немногое, что осталось от оригинального персонажа, всё ещё оценивают лишь единицы.

По-моему, это делает самый весёлый из супергеройских фильмов самым печальным.

If you found an error, highlight it and press Shift + Enter or click here to inform us.