Хоббит: Битва пяти армий (The Hobbit: Battle of the five armies)

Новый Хоббит производит удивительное впечатление: будто в режиссёрском кресле сидел не один, а двое совершенно разных людей. Один, визионер, периодически мог дорваться до батальных сцен. Другой, бесталанный зануда, снимал всё остальное.

От маленькой книжки за два фильма почти ничего не осталось. На весь третий фильм буквально две или три главы. При всём старании на полный метр не хватило бы, поэтому «Битва пяти воинств» — самый авторский фильм трилогии.

Большая часть картины здесь чистый вымысел сценаристов. Крошечная часть, ключевые события, взята из оригинала. Всё остальное — породистый экшн. И увы: всё, кроме баталий, получилось плохо. Фильм сохранил характерные черты вроде талантливой работы декораторов, костюмеров и прочих художников. Но целиком и полностью проседает в том, что касается режиссёрского труда.

Плох сценарий, который бросается из крайности в крайность, от придури к пафосу. Здесь нет ничего запоминающегося: герои в лучшем случае вербализируют происходящиее на экране. «Я краду золото» — говорит персонаж, крадущий золото. «Будет война» — произносит другой персонаж, глядя на вооружённое войско.

Казалось бы, уж такой опытный режиссёр, как Питер Джексон, должен помнить, что в его руках прежде всего картинка. Совсем не обязательно разрезать сценарий на слова и расклеивать листочки с пояснением «это стул» на каждом стуле в кадре. Пётр, мы и сами видим, что это стул. Есть картинка, мы на неё смотрим, мы видим.

Но Петру всё равно, Пётр увлечённо проговаривает каждый чих.

За этими объяснялками Джексон совсем забывает о фантазии, что странней всего смотрится в жанре, название которого так и переводится: «фантазия». Здесь не существует такой вещи, как изобретательность. Всё делается в лоб.

Для примера: как сцену с раскаянием Торина обыграли бы разные режиссёры? Скажем, совсем ленивый включил бы серию флэшбэков. Другой, чуть более изобретательный, поводил бы его по заброшенным залам, заставил бы выслушать голоса предков, ощутить дыхание истории своего народа. Нормальный, в общем, Средиземский пафос. Что делает Джексон?

Он просто несколько минут показывает нахмуренную физиономию Торина и фоном пускает голоса. Несколько. Минут. Которые тянутся вечность. И это — лишь один из примеров, из которых состоит абсолютно вся диалоговая часть фильма.

Перед режиссёром стоит задача: найти способ интересно показать даже самые простые действия. Джексон в третьем Хоббите снимает как есть, не утруждаясь фантазией. Ты приходишь смотреть фильм, но вместо событий на картинке тебе просто читают текст на фоне физиономий. Зачем?

Глядя на всё это, видимо, заскучали и актёры: ни в первом, ни во втором фильме, кажется, они так не играли — с ровно одним выражением лица на все случаи жизни. Что бы ни происходило на экране, а происходят там апокалиптичные вещи, — персонажам всё равно. Понятно, что на зелёном экране вообще трудно изображать разные эмоции. Но не настолько же.

Моменты, когда фильм вспоминает про то, что он вообще-то фильм — батальные сцены. Они хороши, они зрелищны, они изобретательны. Дракон, шагающий по городу. Начало битвы. Много всего, не хочется спойлерить. Но и здесь есть ложка дёгтя: постоянное чтение зрителю моралей.

От начала и до конца с солидной периодичностью фильм включает самое квасное морализаторство. Всё такое же «прямовлобное». Не пытается острить, оригинальничать. Просто говорит: дружба — это прекрасно! Или: любовь дороже золота! И затем минут пятнадцать тоскливо мусолит эту тему на уровне кукольного мультфильма для детей ясельного возраста.

Причём мусолить начинает прямо посреди экшн-сцены. Вот гномий строй врывается в толпу орков, главный гном скачет на боевой бронированной свинье, раздавая подзатыльники огромной кувалдой… БАЦ! Включается очередное моралите. И длится минут 15.

Вообразите: вы занимаетесь сексом. Всё очень хорошо, вы уже на пике. И вдруг в комнату входит, например, батя и говорит: «А вы хоть предохраняетесь? Надо предохраняться. Вот послушайте, что я тут прочитал про предохранение»

Вообразили себе ощущения? «Битва пяти воинств» делает это каждые десять минут. Из зала ты выходишь с чувством, будто три часа подряд отлично трахался, но каждый раз прерывался на пике и так ни разу и не кончил.

Вырезать все эти прекрасные баталии, да слепить в один фрагмент, получился бы отличный 40-минутный фильм. Такой, который можно пересматривать по три раза на дню. Но в чехарде эпика и занудства, на победу всегда обречено занудство. Не потому что его больше (а его больше), а потому что входит оно всегда в самый кульминационный момент.

Входит и портит весь детский восторг от битв, лязга стали и полётов дракона. Забирает и ничего не оставляет взамен.

If you found an error, highlight it and press Shift + Enter or click here to inform us.