Тиран (Tyrant, первый сезон)

Восточная сказка Шахерезады начинается так: жил-был господин президент одной мусульманской страны. Авторитарный, так сказать, правитель. Торговал нефтью, правил железной тиранической рукой: одними и теми же руками резал ленточки на новых стадионах и больницах и расстреливал несогласных. Словом, обычный правитель, царь-батюшка. Было у него два сына.

Старшего с детства воспитывали, готовили на роль наследника престола. Учили делать всё, что делал отец (см. резать ленточки и стрелять повстанцев). Младшего брата особо не воспитывали — он был хоть и умнее старшего, но младшим. А власть, как известно, умным не передаётся.

Свою страну младший сын несколько высокомерно жалел, но любил. Такой бедуинский Шукшин — речка-берёзки дюны-барханы. Папашу же презирал отчаянно. В связи с чем по достижении возраста согласия сбежал в США, где на папины деньги отучился на педиатра. И 20 лет со старой семьёй не контактировал — жил как обычный американский гражданин, сменив имя Бассан на собачью кличку Барри. Дело правильное: кто поведёт своё дитятко на приём к грозному Бассану аль Фаиду? Никто, мало ли: вдруг он посреди приёма взорвётся во имя Всевышнего. Вместо старой, неправильной семьи, Барри обзавёлся новой, цивилизованной: красавица жена — врач, сынок — гей, дочка — просто дочка (ей характера сценаристы так и не придумали).

И вот, спустя 20 лет блудный сын с семьёй возвращается на родину — поначалу в качестве гостя, на свадьбу племянника. Относятся к нему с любовью, но не без усмешки (дескать, наш-то, американец — ты глянь, Людк!). Отношение изменится — когда в кратчайшие сроки страна окажется на пороге гражданской войны, а педиатр начнёт проявлять чудеса плетения дворцовых интриг, лавируя между разными фракциями и пытаясь войну предотвратить.

В незнакомый мир «Одного восточного государства», «Тиран» своего зрителя вводит как туриста. Оставьте разочарованные вздохи: никаких банальностей и заезженных экскурсий по мечетям. Никто не блещет «необычными фактами» вроде: «Знаете ли вы, зачем в местных сортирах висят вот эти ковшики?»

Нет, «Тиран» замахивается на большее: он грязным ногтем колупает стереотипную коросту представлений о тирании, пытаясь показать самую суть. Откуда она берётся, почему её невозможно победить простым переворотом. Как всё устроено, что от чего зависит. Э тут сериал оказывается полным сюрпризом. Пособием для неопытного интернет-политика, внимающего мудрости сией с дивана перед телевизором.

Сюрприз — в непривычном несоответствии внешнего облика и внутреннего содержания. Слишком часто приходится видеть, как за яркой и дорогой обёрткой скрывается одноклеточная суть. А «Тиран» прямо лоснится от вложенных в его создание мешков денег: дорогие декорации, отличные актёры, крайне качественная работа всей съёмочной братии — от операторов до костюмеров.

Но при всей дороговизне, сериал стремится отойти от простых объяснений. Тирания здесь показана не как абсолютное зло, а как целый комплекс причин и взаимосвязей. Невозможность одномоментного свержения режима объясняют тем, что взаимосвязи рухнут вместе с целыми государственными институтами, погружая страну в пучину хаоса.

Один из персонажей — оппозиционный журналист — на фоне народных протестов говорит прямым текстом: «Всё это бессмысленно, мы просто сменим одного тирана другим». Параллельно, на фоне крутится американский посол, не вылезая из айфона намекающий: пока соблюдены наши экономические и политические интересы, можете хоть на столбах друг друга вешать — мы пальцем о палец не ударим, чтобы вмешаться».

Терроризм и экстремизм — снова не беспричинное зло, а наложение жадных амбиций одних на нищету и отчаяние других.

Но, к сожалению, до конца эту планку сериал не держит. Примерно с середины 10-серийного сезона — словно кто-то щёлкнул создателей по носу и выразительно откашлялся — всё резко упрощается. Всех собак повесят на «злого визиря», террористов и оппозицию уберут из кадра, посол начнёт патриотично ратовать за построение демократии, а сюжет скатится к дворцовым разборкам в местном маленьком серпентарии. Разборкам качественным, увлекательным — но являющимся мелким ручейком на фоне изначального глубокого моря смыслов.

Но сказанного слова не воротишь: ради великолепного старта, вполне можно не пожалеть времени на просмотр всего сезона. А как оно будет дальше — поглядим: в финале стоит выразительное многоточие и однозначное «продолжение следует».

If you found an error, highlight it and press Shift + Enter or click here to inform us.