Хоббит: Пустошь Смауга (The Hobbit: The Desolation of Smaug)

«Хоббит» во второй своей ипостаси — как огромная бочка мёда, но с ложкой дёгтя. Технического привкуса, что печально, можно было бы избежать, помни авторы про замечательный принцип бритвы Оккама.

Вторая часть трилогии про хоббита Бильбо получилась удивительно непохожей на часть первую. Если во «Властелине колец» вся трилогия была выдержана в одном ключе — и её сейчас вполне можно смотреть залпом, как один огромный фильм, то с «Пустошью Смауга» история вышла иная. Чтобы освежить память, перед походом в кино я пересмотрел часть первую. И могу сказать: «Неожиданное приключение» теперь выглядит как пилотный выпуск сериала. От многого впоследствии резко решили отказаться.

Во многом изменилось настроение: всё так же безмолвным призраком над «Хоббитом» витает дух Диснея. Но если первую часть можно было сравнить с какой-нибудь «Рапунцелью» — общая бодрость духа и регулярные песнопения, то вторая — это уже «Пираты Карибского моря». Чуть более мрачная, но всё ещё сказка.

Тем не менее, это уже далеко не смертельная меланхолия «Властелина колец». Туда бы ей, меланхолии, и дорога: в конце концов, оригинальные книги друг от друга отличались точно так же. Но есть одно «но»: вместе с меланхолией из фильма исчез и авторский «месседж». «Хоббит» окончательно превратился в аттракцион. Если угодно, в дистиллированный аттракцион. Как раз то, чем с самого начала были «Пираты». Увы, всё, чем экранизация Средиземья славилась, теперь служит тёмной стороне силы.

Да, перфекционизм здесь по-прежнему во главе угла. Каждая чешуйка брони, каждый камень, каждая ниточка на одежде — всё сделано с величайшим тщанием. Но теперь этот перфекционизм работает на то, чтобы показать вылезающих из унитаза гномов. Теперь «простота и понятность» понимаются так. Честное слово — лучше бы пели. Ненавижу пение в кино, но сортирный юмор ненавижу сильнее.

Это, впрочем, не так плохо, как филлеры. С самого начала было понятно, что тоненькую книжку растянуть на три трёхчасовых фильма без филлеров будет нереально. В ход пошло всё: что-то надёргали из «Сильмариллиона», что-то — из всё того же «ВК» (кстати, ретконами славился и сам Толкиен: история Хоббита переписывалась задним числом и самим мастером — что даёт киношникам некоторую индульгенцию на внесение редакторских правок). Но филлер филлеру рознь. В одном случае это может быть эпичная битва (им нашлось место в «Пустоши Смауга»), а может быть как вода, которой бармен разбавляет ваше пиво (такого здесь гораздо больше).

Воды здесь налили богато: получасовые салочки с драконом, метания Барда от стражников, приболевший гном — всё это сделано для повышения едениц экшена в кадре, но в результате работает как раз на снижение его концентрации. Кажется, сократи всё это на полчаса — и будет как надо.

И всё-таки, аттракцион получился отличный: тут если орки — то зверские, если Саурон — то эпичный, если дракон — то охуительный, если медведь — то здоровенный. Крошечная книжка в переложении рассказчика, страдающего перфекционизмом и гигантоманией, идёт на ура. Лишние полчаса вполне терпимы на фоне творящейся феерии.

Главное — не относиться к фильму слишком серьёзно. Повторюсь: это практически эталон аттракциона. До идеала которому мешает дорасти только лишний жирок на боках. Что ж, до финала трилогии остаётся год — не исключено, что часть сегодняшних филлеров может сработать в конце. Как там у Чехова? Если в первом акте на боках висит жир, то в последнем он должен обязательно выстрелить? Так что — повременим с окончательными суждениями. Если память не изменяет, то финал нас ждёт не только масштабный, но и во многом трагичный.

Поэтому — подождём.

If you found an error, highlight it and press Shift + Enter or click here to inform us.